Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Адвокат Мидхат Мазгутович Курманов

Курманов Мидхат Мазгутович, адвокат, доктор юридических наук, профессор кафедры конституционного и административного права Казанского (Приволжского) федерального университета, заслуженный юрист Российской Федерации

В чем же обвиняется Галеев М.М.? Его пытаются обвинить в хищении денег по заключенному контракту между ФГБОУ ВО «КНИТУ-КАИ» (далее –КАИ) и Министерством образования и науки РФ.
Его обвинение изначально абсурдно и незаконно, по следующим основаниям.
1. Контракт заключен между КАИ и Министерством образования и науки РФ и подписан ректором и заместителем министра.
Мошенничество предполагает, что лицо, которое собирается похитить, должно иметь умысел при заключении контракта. Какое отношение имеет Марат Галлеев к подписанию контракта?
2. Следователь признал потерпевшим КАИ. Это значит, что деньги похищены у КАИ. Однако, надо учесть, что министерство образования и науки РФ (владелец денег) отказалось быть потерпевшим, так как ими акты приемки работ подписаны, и результаты работ приняты, и они существенных претензий не имеют.
3. Следователь утверждает, что вместо выполнения условий контракта купили оборудование в Китае и отчитались этим оборудованием, как выполнение контракта. Это не соответствует действительности, так как контракт не запрещал использование и приобретение части агрегатов у третьих лиц, для производства конструкции.
4. Комиссия КАИ и министерства образования и науки РФ приняли разработку, испытали ее, а следователь утверждает, что ничего этого не было. При этом, техническая экспертиза сданного оборудования не проведена. В связи с этим у следователя каких-либо оснований утверждать, что контракт не выполнен, не имеется. Кроме того, оборудование перевезено с испытательного цеха в другое помещение, и находится в разобранном состоянии не по вине М. Галеева, что является сомнением и подлежит толкованию в пользу обвиняемого.
5. Следователь утверждает, что хищение совершено путем обмана и злоупотребления доверием. При этом Уголовный кодекс РФ такую статью не содержит. Там написано: «путем обмана ИЛИ злоупотребления доверием». Соответственно, следователь так и не установил, что это обман ИЛИ злоупотребление доверием. Ну не суд же должен сидеть и разбираться, где обман, а где злоупотребление доверием. Вот одно из оснований возвращения прокурором данного уголовного дела следователю.
6. Следователь обвиняет М.Галеева в том, что якобы он принимал в КАИ фиктивных сотрудников. Как может Галлеев М.М. подписывать приказы о принятии в КАИ сотрудников? Фактически принятым приказами сотрудникам выплачено около 40 млн. рублей, а их оказывается, похитил М. Галеев.
7. Галеев М. имеет интересных «подельников». Так, например, свидетель С. на очной ставке с Исрафиловым З.Х. утверждает, что они вместе летали на самолете (имеется авиабилет) в Китай, жили в Китае в одной гостинице в соседних номерах, вместе были на заводе в Китае, встречались в Китае с его родственником. Несмотря на такие веские доказательства, З. Исрафилов утверждает, что это был не он, а был М. Галеев.
8. Галеев М. обвиняется дополнительно в злоупотреблении полномочиями, а именно ему предъявлено обвинение в передаче третьим лицам оборудования, денежных средств. Однако, такого оборудования в это время не было, и та организация, якобы которой его передали, создана годом позже.
Для чего это было надо? Чтобы представить в суд «веские» аргументы для заключения под стражу М. Галеева и чтобы остудить его пыл от написания жалоб. Фактически в ходе следствия М. Галеев по первому зову следователя являлся и давал показания и представлял доказательства. Однако с целью сломить его сопротивление, был подвергнут заключению под стражу. В то же время два его «подельника» находятся под домашним арестом.
Это некоторые существенные нарушения, допущенные следователем, но не все. Остальные, в том числе и существенные, будут представлены в суде. Тем более с открытием суда кассационной инстанции в Самаре у М. Галеева повышаются шансы на объективное, законное рассмотрение уголовного дела в прокуратуре и в суде.

ПО ИЗБРАНИЮ МЕРЫ ПРЕСЕЧЕНИЯ В ВИДЕ ЗАКЛЮЧЕНИЯ ПОД СТРАЖУ

В отношении М. Галеева в течение 8 месяцев не избиралась мера пресечения в виде ареста. Как мне объяснили, в связи с тем, что он много жаловался, было принято решение об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. Извините, если человек считает, что его привлекают незаконно к уголовной ответственности, то он не имеет права обжаловать действия следователя?
Если ли основания для применения столь строгой меры пресечения?
Уголовно-процессуальный кодекс РФ предусматривает несколько оснований для избрания меры пресечения в виде ареста:
1) скроется от дознания, предварительного следствия или суда;
2) может продолжать заниматься преступной деятельностью;
3) может угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.
При решении вопроса о необходимости избрания меры пресечения в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления и определения ее вида при наличии оснований, предусмотренных статьей 97 настоящего Кодекса, должны учитываться также тяжесть преступления, сведения о личности подозреваемого или обвиняемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства.
Необходимо учесть, что «угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства» М. Галеев уже не может, так как предварительное следствие уже закончено.
Следующее основание – «скроется от дознания, предварительного следствия или суда» М. Галеев также не может, так как добровольно являлся к следователю в течение 8 месяцев.
Еще одно основание - «может продолжать заниматься преступной деятельностью». Каких-либо доказательств по данному факту представить невозможно, так как М. Галеев какой-либо судимости не имеет.
Судом не учитывается его положительная характеристика и самое главное то, что на его иждивении находятся трое несовершеннолетних малолетних детей.
Кроме того, уголовно-процессуальный кодекс РФ предусматривает, что срок содержания под стражей свыше 12 месяцев может быть продлен лишь в исключительных случаях в отношении лиц, обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений.
Преступления, якобы совершенные М. Галеевым, отнесены к категории тяжких преступлений. То есть, у суда законных оснований для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу свыше 12 месяцев не имеется.
 

Адвокат Камалов Олег Ильфатович

Как защитник Марата Мухамадевича, полагаю что, обвинение моего подзащитного в совершении преступлений предусмотренных ч. 4 ст. 159, ч. 1 ст. 201 УК РФ, по обстоятельствам связанным с осуществлением им предпринимательской деятельности, от имени ООО «НУР-ТЕХ», ООО «НПЦ «НУР-ТЕХ», в которых он является  директором и соучредителем не имеет под собой каких-либо обоснованных фактов. Кроме того, в настоящее время он является учредителем и генеральным директором ООО «ЦТР «Тимер».

Вся его деятельность является чистой и прозрачной, более восьми месяцев Марат помогал следствию разобраться в сложившейся ситуации, неоднократно был допрошен в качестве свидетеля, предоставлял огромную массу документов. И вдруг в одночасье из свидетеля превращается в обвиняемого.

Марата Мухамадеевича обвиняют в преступном нарушении условий государственного контракта, хищении бюджетных денежных средств в период времени с 2011 по 2013 года. Однако, ни одна из сторон государственного контракта до 2017 года не заявляла о наличии нарушений условий государственного контракта, не обращалась в арбитражные суды в целях защиты своих нарушенных прав и получения соответствующих денежных компенсаций, в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением условий государственного контракта, то исходя из этого, можно сделать вывод об отсутствии претензий на тот момент к возглавляемому моим подзащитным ООО «НУР-ТЕХ».

Более того, даже в настоящий момент, по завершении расследования уголовного дела, Минобразования РФ не считает себя потерпевшей стороной, полагая что ущерб причинен ФГБОУ ВО «КНИТУ-КАИ», несмотря на тот факт, что Заказчиком по государственному контракту является именно Минобразования РФ.

Кроме того, в ходе выполнения государственного контракта были выполнены его условия, о чем в материалах уголовного дела имеются соответствующие акты, подписанные как представителями Министерства образования и науки РФ, так и ФГБОУ ВО «КНИТУ - КАИ», кроме того, в деле имеются заключения ООО «Инконсалт К», привлеченное Министерством образования и науки РФ для мониторинга хода выполнения условий государственного контракта на всех его этапах. Кроме того, положительные заключения по выполненному государственному контракту по каждому из этапов было выдано и ГУ «Государственная дирекция целевой научно-технической программы», ФГБНУ «Дирекция научно-технических программ». Также вся документация по ходу выполнения контракта размещалась в открытом доступе в сети «Интернет», на соответствующем сайте государственных закупок.

В ходе выполнения условий государственного контракта возглавляемым Маратом Мухамадеевичем ООО «НУР-ТЕХ» было разработано уникальное оборудование включающее в себя в том числе установку наномодифицирования (лабораторный экземпляр и опытно – промышленный образец), которая была интегрирована в заимствованную производственную линию (приобретенную в КНР), которая в свою очередь также была подвергнута серьезной модернизации с учетом требований государственного контракта.

Все проведенные научные, технологические и производственные решения, разработки были на практике осуществлены, что подтверждается соответствующими актами, протоколами и заключениями. Кроме того, в рамках выполнения работ по реализации государственного контракта были проведены ряд патентных исследований, которые подтвердили уникальность проведенных нами разработок.

Кроме того, были запатентованы технологии изготовления гранул, их состав (состав является сложно компонентным – более 12 компонентов в строго определенных пропорциях), сама технология экструдирования.

Возглавляемое Маратом Мухамадеевичем ООО «НУР-ТЕХ» также выполнило условия государственного контракта по осуществлению привлечения внебюджетных средств в согласованных объемах. Так, за счет своих оборотных средств ООО «НУР-ТЕХ» выполнило работы с привлечением подрядных организаций по выполнению проектных, изыскательных, строительно-монтажных работ  в целях приведения в надлежащее состояние помещения  в котором впоследствии была смонтирована линия по производству профильно-погонажных изделий. Стоимость указанных работ составляла всего 94 млн. рублей, что подтверждается документами, находящимися в уголовном деле (договоры, сметы, акты выполненных работ, платежные поручения и пр.).

Из материалов уголовного дела следует, что 7 мая 2018 года, т.е. после более чем 3-х месяцев с момента задержания моего подзащитного, и до вынесения соответствующего процессуального решения (23 мая 2018 года), следователем направляется сопроводительное письмо в ФГБОУ ВО «КНИТУ-КАИ», в котором указывается на то, что он планирует привлечь данную организацию в качестве потерпевшего по уголовному делу и просит направить представителя, разъясняя при это право на подачу гражданского иска (т. 6 л.д. 123).

Следствием в нарушение положений ст. 73 УПК РФ проигнорированы обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности, а именно, не назначены инженерно-техническая экспертиза в целях определения, установления объективных данных об объемах проведенных работ по выполнению условий государственного контракта и достижению заявленных целей, установления уникальности разработанной технологии, ее новизны, степени нестандартности изготовленного оборудования, а также строительно-технической экспертизы в целях установления объемов строительно-монтажных, ремонтных работ по реконструкции помещения КАПО, его соответствующего оборудования и оснащения в инженерно-техническом плане, в целях нормального функционирования изготавливаемого оборудования в рамках госконтракта.

При этом, необходимо отметить тот факт, что до 23 мая 2018 года, т.е.  на протяжении практически одного года (без одной недели) с момента возбуждения уголовного дела ни органы предварительного следствия, ни стороны государственного контракта не могли определиться кто же будет выступать в роли потерпевшего, соответствующих заявлений в органы предварительного следствия не поступало, и только 23 мая 2018 года следователем было принято процессуальное решение о признании потерпевшим  ФГБОУ ВО «КНИТУ-КАИ».

Не нашло своего подтверждения и обвинение связанное с версией причинения имущественного вреда ООО «НПЦ «НУР-ТЕХ» путем вывода имущества, перевода денежных средств, что подтверждается позицией Марата Мухамадеевича, его последовательными  и логичными показаниями, которые в свою очередь подтверждаются в том числе, письменными доказательствами приобщенными стороной защиты, и из которых с очевидностью следует, что Галеевым М.М. и возглавляемым им ООО «ЦТР «Тимер», предпринимались действия направленные именно на оказание помощи ООО «НПЦ «НУР-ТЕХ», путем погашения его долгов перед кредиторами, заключением договоров цессий, в целях погашения задолженности ООО «НПЦ «Нур-Тех» перед поставщиками на общую сумму 7 448 515,26 рублей.

В данной ситуации нельзя не сказать и о корпоративной составляющей конфликта.

Так,  заявитель по ст. 201 УК РФ – Файзуллин Ф.М. в феврале 2017 года незаконно увольняет Марата Мухамадеевича с должности директора ООО «НПЦ «НУР-ТЕХ»,  в связи с чем он был вынужден обратиться за защитой своих нарушенных прав в Арбитражный суд РТ, решением которого по делу № А65-5946/2017, он был восстановлен в должности директора ООО «НПЦ «НУР-ТЕХ».

Согласно показаниям Файзуллина Ф.М. данным им в ходе предварительного следствия как на допросах, так и на очных ставках следует, что Файзуллин Ф.М. затрудняется давать полные и развернутые показания относительно объема имущества якобы выведенного из обладания ООО «НПЦ «НУР-ТЕХ», на встречные вопросы стороны защиты зачастую дает ответы «не помню», «не знаю», ссылается на то, что документы, заявление в полицию, данные о недобросовестности Галеева М.М.  готовили какие-то юристы, чьи данные он не помнит. Кроме того, на протяжении всего следствия Файзуллин Ф.М. не отрицает, что на протяжении всей деятельности, выполняет указания Исрафилова З.Х.  и руководствуется его мнением, в том числе при незаконном снятии с должности директора Галеева М.М.

Все это  с очевидностью говорит о том факте, что само возбуждение уголовного дела в отношении Галеева М.М. по ч. 1 ст. 201 УК РФ, носит исключительно заказной характер, служит лишь поводом для его отстранения от руководства коммерческой организацией, в связи с его независимой позицией по отношению к действиям со стороны Исрафилова З.Х., несогласием с проводимой им бизнес-моделью управления компаниями.

В данной истории к сожалению есть много темных пятен, которыми пытаются прикрыть очевидное - Марат невиновен, он не совершал того в чем его обвиняют. Держись Марат!!!